Версия сайта для слабовидящих
28.04.2022 08:19
153

«Как в Крыловском детдоме во время войны спасали детей»

«Как в Крыловском детдоме во время войны

спасали детей»

 

айонная газета «Авангард» от 07.04.2020 № 28)

 

Иногда зацепишься за какой-либо интересный фактик, «потянешь за ниточку», и на свет выходит история. Самое ценное, что такие истории, которые зачастую хранятся в чьей-то памяти, могут стать историческими свидетельствами о тех или иных интересных фактах времен Великой Отечественной войны.

Многие помнят, что когда-то в Крыловской был Детский дом. Но не все знают, что создан он был еще после Гражданской войны, а во время Великой Отечественной в Детском доме укрывали детей еврейской национальности. Об этом нам рассказала начальник архивного отдела администрации района Анна Репиха.

Первое упоминание о Екатерининском детдоме встречается в книге исторических свидетельств Веры Антоновны Жосан. Вот о чем она пишет: «Империалистическая и Гражданская войны сделали сиротами тысячи детей, лишив их не только родительской ласки, но и средств к существованию. Поэтому важнейшим вопросом первых дней Советской власти была борьба с детской беспризорностью. И Екатериновская общественность повела с ней беспощадную борьбу. Под детский дом было отведено в центре станицы здание помещика Шаманского (ныне инфекционное отделение). Первым директором детдома была большевичка, активная участница Гражданской войны Прасковья Васильевна Шевченко.

Отделом народного образования и другими учреждениями, как сообщалось в одной из статей газеты «Красное знамя» за 11-12 июня 1920 года, был организован в станице «День детского приюта». Были посланы во все кварталы станицы сборщики, собравшие 24505 рублей деньгами, много белья носильного и постельного, продуктов (сало, фрукты, полтора пуда сахарного песку, отчисленного красноармейцами от своего пайка). Вечером 11-12 июня состоялось два митинга-спектакля в пользу приюта, давших еще 27310 рублей. Всего было собрано деньгами 59715 рублей. Так обездоленные дети обрели приют».

Аналогичных свидетельств о деятельности Детского дома в годы Великой Отечественной войны (особенно времени оккупации), к сожалению, в архиве практически нет, и мы, возможно, об этом периоде ничего так и не узнали бы, если бы не один звонок…

- К сожалению, не помню, как его зовут. Звонил пожилой человек из Израиля. Сказал, что разыскивает документы о воспитанниках Детского дома времен Великой Отечественной войны. Он хотел найти еврея (он помнил только его имя), которого спасали в Крыловской в Детском доме, - рассказывает Анна Викторовна. – За спасенных еврейских детей в Израиле дают компенсацию. 

Этот человек поделился своими воспоминаниями. Он не был воспитанником Детского дома. Во время оккупации его семья жила в Крыловской. Отец был на фронте, а маму немцы забрали на работу. А он бродил по станице. И таких детей, чьи родители были вынуждены работать на фашистов, оставляя без присмотра своих детей, было много. И директор Детского дома (к сожалению, он не помнит, как его зовут) собирал таких детей по Крыловской и отводил их в детдом, чтобы покормить и убрать подальше от глаз оккупантов, дабы с детьми ничего не случилось. 

Также этот человек рассказал, что он был закреплен за мальчиком евреем 12-13 лет. Также в детдоме было четыре девочки-еврейки (характерной внешности). Им переделали документы и записали их украинками, потому что немцы проверяли всех воспитанников Детского дома. Мальчик же, поскольку он был старше этих девочек и уже все понимал, отказался, чтобы ему переделали документы. Он не хотел, чтобы ему меняли национальность. Мальчика этого прятали. Его замыкали в сарайчике. Когда немцы обходили территорию, видели замкнутый сарайчик и не придавали этому значения. 

А в обязанности этого человека из Израиля (во время ВОВ ему тоже было около 13 лет), входило – отмыкать этого ребенка два-три раза в день, чтобы покормить и дать погулять, пока оккупантов не было поблизости (за этим следили и дети, и взрослые). После того, как станицу освободили, этого мальчика-сироту увезли в Апшеронский район, эвакуировали подальше и других детей-евреев. 

Анна Викторовна посоветовала этому человеку обратиться в Краснодарский архив, который ведет картотеку воспитанников детских домов по краю. Он туда обращался, но там тоже ничего не нашли.

Кстати, этот израильтянин также сообщил, что Детский дом во время ВОВ располагался на Куриловке. В архиве есть несколько протоколов, в которых рассматриваются различные вопросы, касающиеся Детского дома в Крыловской, но в них не указан адрес его местонахождения.

Но есть несколько интересных свидетельств, к примеру: «На основании инструкции НКФ СССР № 312 от 31/у -1943 года передать Екатериновскому детскому дому 3 дойные коровы с Госфонда, находящиеся у граждан, незаконно приобретенные в период немецкой  оккупации, для улучшения материального состояния детей, находящихся в Детдоме. Передачу произвести бесплатно. (Решение Крыловского райисполкома Советов депутатов трудящихся от 1 декабря 1943 года)».

В протоколе от 17 января 1946 года зафиксировано решение 18-й сессии Краснодарского краевого Совета депутатов трудящихся об открытии межколхозного детского дома в станице Новосергиевской, для него разрешено занять здание нефункционирующей школы. В этом же году для Крыловского детдома «в связи с исключительной напряженностью в обеспечении топливом обязать председателя колхоза «I –й Конной Армии» тов. Демет усилить подвоз топлива Детскому дому. Обязать председателей колхозов: «Украина» тов. Гарбузова, Зеркаль, Дацук и «I – я Конная Армия» тов. Демет, «Красный партизан», тов. Танага, Ворошилова, тов. Недолугого, «Ударник» тов. Федирко в трехдневный срок завезти Детдому не менее как по две арбы топлива. Выделить сроком на 5 дней по 10 человек рабочих для облузгивания кукурузы. Обязать директора элеватора тов. Белоусова забронировать и отпустить для Детдома кукурузных кочерыжек 5 тонн». Для решения других насущных вопросов при Детдоме был создан попечительский совет.

Больше всего документов по Крыловскому детскому дому, которые хранятся в архиве, касаются 50-х годов. Так, в протоколе от 9 октября 1951 года заседания исполкома депутатов трудящихся директора Детского Дома тов. Долгашеву, райздравотдела тов. Варламову и зав. РОНО т. Степанову ставят на вид, что Екатериновский детдом № 13 к зимним условиям подготовлен неудовлетворительно: «Не закончен текущий ремонт. Детям не прививают навыки бережливости. Для воспитанников отсутствует зимняя одежда: 100 пар пальто, 100 пар валенной обуви, 50 пар сапог. Топливом обеспечен на 60 %, овощами на зиму полностью не обеспечен. Двор и помещения детдома содержатся в антисанитарном состоянии…» Директора детдома решением обязуют: устранить имеющиеся недостатки с указанием конкретных сроков.  В 1952 году меняется руководитель в Крыловском детском доме, но недостатки продолжают иметь место. Протокол от 9 декабря 1952 года: «Исполком райсовета находит, что руководство воспитательной работы в детдоме со стороны зав. роно тов. Степанова и ди
ректора Детского дома т. Милевского осуществлялось слабо. За первую четверть 1952-53 учебного года из 84-х воспитанников не успевали по учебным предметам 27 человек. Для воспитанников не создано нормальных условий жизни, 44 воспитанника спят по двое на одной койке, не достает теплых исправных пальто, кожаных сапог для воспитанников старшего возраста. Обувь ремонтируется несвоевременно. Матрацы и теплые одеяла пришли в ветхость, нет чайной посуды, недостает шкафов для хранения личных вещей, умывание детей на зимнее время не организовано.

Среди воспитанников обнаружена вшивость, детский дом не укомплектован врачом». 

Протокол от 18 июня 1953 года: «Исполком Райсовета находит, что дисциплина и успеваемость Екатериновского детского дома стоят далеко не на должной высоте. Из 88 воспитанников 4 человека оставлены в школе на повторный курс, 4 воспитаннникам даны экзамены на осень. В Детском доме продолжает оставаться переросток 1937 года рождения. 

К сожалению, в протоколах о детском доме не указывается его адрес, не всегда есть сведения о количестве воспитанников. В архиве также не сохранилось данных, в каком году и почему был закрыт Крыловский детский дом.

Если кто-либо из жителей района располагает сведениями о том, где располагался Крыловский детский дом, сохранены какие-либо воспоминания о нем, особенно времен Великой Отечественной войны, звоните в редакцию по телефону 31-1-41.

 

Сразу после выхода публикации «Как в Крыловском детдоме во время войны спасали детей» (№ 28 от 7 апреля, вторник) в редакцию позвонили четыре человека с откликами.

Михаил Алексеевич Ивченко рассказал, что раньше, когда он еще был мальчишкой, его семья жила в Крыловской на улице Красноармейской (в районе пересечения с улицей Мира). Там до сих пор есть здание, где раньше был детский сад. Раньше напротив располагалось правление колхоза, а рядом с ним был детский дом. Михаил Алексеевич помнит, как туда привозили лепешки жмыха, запах стоял на всю улицу. Жмых привозили, чтобы кормить детей детдома. И все мальчишки, семьи которых жили по соседству и которые тоже не ели досыта, воровали этот жмых с машины. Где-то в 1956 году на Куриловке построили специализированные здания, корпуса и детский дом перевели туда. И он там существовал, вероятно, до того времени, как стали укрупнять районы и наш расформировали вовсе. 

А вот у жительницы станицы Крыловской 84 лет (она не захотела, чтобы называли ее фамилию) несколько иные сведения. В 1947 году она закончила 4 класса начальной школы и перешла учиться в СШ № 2. Вместе с другими ребятами в классе учились дети из детского дома: Володя Сало и Володя Безуглов - они и сидели вместе, а также девочка - Нина Вербицкая. Они были одеты лучше других - в ботиночки, на мальчиках были хорошие брюки и рубашки, на девочке платье, у всех были приличные пальтишки. В шестой класс мальчики уже не пришли учиться, почему - не известно. А Нина Вербицкая еще училась до седьмого класса, а потом приехал ее родной брат из Тихорецка и забрал девочку, событие произошло непосредственно в школе в 1949 или в 1950 году. Сам детский дом, как она помнит, находился на Куриловке.

Звонила также жительница станицы Октябрьской Надежда Владимировна Нищета. Ее мама - Мария Ивановна (ее уже нет на свете) - была воспитанницей детского дома, который находился в Октябрьской (действительно, в архиве есть сведения о том, что там был еще один детдом, помимо Крыловского. - Замечание автора). Располагался он в переулке Строителей: (если перейти железнодорожные пути по переходу - в сторону магазина «Магнит», там на пятачке). Когда ее мама училась в пятом классе, девочку забрали в семью, удочерили. Позже здания детского дома отдали тридцатой школе, а потом там поселили людей.

А у Ларисы Яковлевны Яковенко ее мама - Валентина Семеновна Яковенко - была воспитанницей детского дома. Женщине уже 91 год, она из репрессированной семьи. Ее отца расстреляли, потому что он был казак. Мать ее с детьми отправили в Карелию, они еще с одной женщиной оттуда бежали. Мать по дороге арестовали, а дети разбежались, вернулись в Крыловскую, те, что постарше, добрались раньше, их взяли к себе родственники. А Валентину Семеновну побоялись уже брать, определили в Детский дом, это было еще в 1940-м году. Детский дом располагался на Куриловке. На том месте, где сейчас школа-интернат, жила семья, их выгнали и в их большом доме расположили детдом. Валентина Семеновна там прожила недолго, через год ее забрала к себе тетя, но поскольку она была сирота, весь день по-прежнему проводила в детском доме. Женщина помнит также, что во время войны к нам прибыл эшелон с эвакуированными семьями, среди них были еврейские. Их всех поселили у местных жителей. Беженцы жили здесь до конца войны. Только после победы стали возвращаться в места, откуда приехали.

О том, как в детском доме спасали детей евреев во время войны, к сожалению, уже не помнит никто.